среда, 5 декабря 2012 г.

Других у нас нет. Костлявая рука кадрового голода


Других у нас нет. Костлявая рука кадрового голода
Среди многих полулегендарных историй о деятельности Петра Первого есть и такая. Как известно, основатель Петербурга при обустройстве новой столицы вдохновлялся примером Амстердама, в то время объединявшего в себе функции мирового финансового, технологического, а заодно и торгового центра. Известной приметой Амстердама были многочисленные каналы, вот Петр и решил устроить в своей столице такие же. Ну, примерно как сейчас некоторые начальники верят, что, раздав подчиненным электронные девайсы, они преодолеют разруху в управлении страной, забывая, что разруха прячется не в девайсах, а в головах.
Так или иначе Петр пригласил в Россию известного голландского инженера, эксперта по строительству каналов, пожаловал ему генеральский чин и поручил устроить Новый Амстердам на финских болотах. Спустя некоторое время голландец напросился к императору на аудиенцию. «Знаю, зачем ты пришел, — сразу же сказал Петр, — за усердие твое назначаю тебе жалование вдвое выше прежнего». «Нет, ваше величество, — ответил голландец, — я по другому делу». «И другое твое дело ведаю, — заявил император, — с сегодняшнего дня повышаю тебя в чине». «У меня и так высокий чин, — растерялся голландец, — тут дело не в чинах».
«Знаю, — улыбнулся Петр, — все знаю. И о трудах твоих, и о трудностях знаю. А потому держи мой именной указ. Видишь слова: «…казнить смертью, повесить» и мою подпись: «быть по сему, Петр». А в указ сей впиши имена, какие сам захочешь, и сегодня же все твои недруги будут болтаться на виселицах, кто бы они ни были». «Господи, — испугался инженер, — зачем же губить христианские души, виселицами делу не поможешь». Тут уже Петр удивился: «Так что же тебе надо?» «Ваше величество, — отвечает иностранный специалист, — нельзя ли прислать на строительство каких–нибудь других рабочих и мастеров?» «Можно их много прислать, — оживился Петр, — сей же час прикажу, чтобы согнали рабочих вдесятеро больше прежнего». «Не надо вдесятеро больше, — ответил голландец, — надо — других». Император задумал ся, а потом возгласил: «Других у нас нет!». «Что ж, Ваше Величество, тогда и каналов, каких нужно, не будет…» «Никак не будет?» — огорчился самодержец. «Никак».
Кадровый вопрос терзал каждого российского вождя, затевающего какой–нибудь глобальный проект. Товарищ Сталин поначалу очень верил в технику, но, закупив иностранные заводы и сборочные линии, был вынужден провозгласить, что на смену лозунгу «Техника решает все!» должен прийти лозунг «Кадры решают все!». С тех времен прошло много лет, но костлявая рука кадрового голода снова держит за горло российскую экономику и властную вертикаль. Ведущий в эфире государственного канала громогласно возмущается роскошью, в которой купаются большие чиновники, но не задается вопросом: они что, сами пришли в министерства и ведомства и сами подписали там указы о собственных назначениях и полномочиях? Но тот, кто их назначил, мог бы повторить слова Петра: «Других у нас нет!»
И похоже, что взяться им неоткуда. В последние годы государевы люди закричали о том, что кадровый вопрос
(во всех смыслах, ведь у нас не хватает не только честных чиновников, но и квалифицированных инженеров) может быть решен с помощью реформы образования. Но работа экономистов Леонида Полищука и Тимура Натхова из ВШЭ доказывает, что попытка сделать ставку на образование в условиях российской действительности может стать проигрышной.
Исследователи сравнили данные ЮНЕСКО о распределении выпускников по специальностям в 2010 г. с показателями гарантий собственности, распространения коррупции и безопасности ведения бизнеса в 95 странах мира. Оказалось, что в странах с низким качеством институтов умные абитуриенты предпочитают получать специальности, связанные с управлением и юриспруденцией, которые востребованы при получении ресурсов, распределяемых государством. А высокое качество государства стимулирует приток талантливых студентов на специальности в сфере высоких технологий, физики, биологии и т. п. Для примера: Польша — вовсе не лидер в области качества государства, но на юридических факультетах там учится 2 % студентов, а на естественнонаучных — 7 %.
В России в позапрошлом году юридические профессии получали 11 % студентов, а естественнонаучные — 5,8 %. Так что хороших чиновников и квалифицированных инженеров мы дождемся не скоро. Так же как и Петр не дождался в Петербурге амстердамских каналов.