вторник, 19 марта 2013 г.

Почему не будет экономического роста ...(?)


 Темпы роста ВВП, как известно, снизились с 4,5% в первом полугодии до 2,4% в III квартале и 1,8% в последнем, а если темпы роста промышленности составляли в конце прошлого года 1%, то январские данные демонстрируют снижение на 0,8%. Еще пара–тройка таких месяцев, и можно будет сказать о формальной рецессии, экономическом кризисе. Можно сказать, что экономика в ступоре.
Для начала — цифры. Темпы роста ВВП, как известно, снизились с 4,5% в первом полугодии до 2,4% в III квартале и 1,8% в последнем, а если темпы роста промышленности составляли в конце прошлого года 1%, то январские данные демонстрируют снижение на 0,8%.
Минэкономразвития обнародовало оценку динамики ВВП января в годовом выражении, зафиксировав трехкратное падение — с 5,1% год назад до 1,6% сейчас. То есть промышленность ощутимо тормозит. Не думайте, это не случайность — годовые темпы промпроизводства устойчиво сокращаются уже 4–й год подряд, с 8,2% в 2010 году до 2,6% в 2012–м. Вот как–то так получается — государство все вкладывает в госкорпорации и вкладывает, прокуроры все проверяют и проверяют, а промышленного роста нет. И роста производительности труда в госсекторе тоже нет. И нам объясняют, что другого источника для инвестиций, кроме государственных денег, все равно нет. Сбережения граждан превратить в инвестиции не получается, а бизнес почему–то инвестировать не хочет, зато ударными темпами вывозит деньги уже 5 лет подряд, только в прошлом году из страны ушло $55 млрд.
Зато вместо экономического роста мало–помалу ускоряется инфляция. В феврале потребительские цены выросли на 0,6%, за два первых месяца — на 1,5%, сообщил Росстат (год назад — 0,4 и 0,9% соответственно). Цены на продукты выросли еще больше. Не забудьте, что темпы роста цен в государственных монополиях существенно выше среднего уровня. В этом году инфляция ожидается на уровне 5 – 6%, но этот план, похоже, будет перевыполнен. И это не предел, экс–министр финансов Алексей Кудрин предупреждал, что инфляция может достигнуть и 15% в год, достаточно будет качнуться ценам на нефть. Сейчас они превышают $110 за баррель, но нефтедолларовый корм уже не впрок российскому экономическому коню.
Минэкономразвития устами замминистра Андрея Клепача так прокомментировало экономические итоги января: "Мы ожидали замедления роста, но это хуже, чем мы ожидали. Риски торможения роста даже сильнее, чем мы предупреждали раньше". С замминистра вполне согласен Всемирный банк, снизивший прогноз роста экономики России на 2013 год с 3,6 до 3,3%. Можно привести еще много цифр, свидетельствующих и о практически нулевом росте инвестиций, и о резком сокращении нормы сбережений, и о снижении потребительского спроса, и о падении реальных располагаемых доходов.
Но цифры — они скучные. Как это все перевести на простой русский язык, каким разговаривают ведущие центральных телеканалов? Ну, в русском языке много слов. Еще пара–тройка таких месяцев, и можно будет сказать о формальной рецессии, экономическом кризисе. Можно сказать, что экономика в ступоре. И для любой открытой экономики появление в официальных отчетах цифр вроде тех, которые я привел, было бы поводом для статей на первых полосах, дискуссии в парламенте, заявлений главы Центробанка. А у нас это не новость, так, статистика мелким шрифтом. И цифра 300 тыс. — столько индивидуальных предпринимателей закрыли бизнес с начала года — тоже не стала новостью. Ну, закрыли и закрыли. Но это совсем малый бизнес, а большой, похоже, просто перестал строить долгосрочные планы. Отсюда и отсутствие экономического роста.
С планами (если не считать планов освоения бюджетных денег) вообще как–то не очень. Вот и Петербург впервые за последние 15 лет не примет участия в крупнейшей международной инвестиционной выставке MIPIM. Официальная версия отсутствия — показывать надо конкретные результаты инвестиционной политики, а если их нет, тогда что нам делать в Каннах? Тоже объяснение.
Объяснений предстоит еще много. Интересно, как будут объяснять гражданам падение реальных доходов, неизбежное в условиях экономической стагнации? Правда, муссируется идея, что чудо–оружием для экономики могут стать дешевые кредиты Центробанка. С какой стати деньги, вброшенные в экономику в форме кредитов ЦБ, будут использованы лучше, чем деньги из бюджета? Почему предприниматель будет вкладывать в производство эти кредиты, вместо того чтобы просто повысить цены, как он это делал всегда? Прикажут не повышать цены? Выкатят план по прибыли и убыткам? Назначат на предприятия комиссаров по борьбе с кризисом и саботажем? Изведут предпринимателей как класс?
Тогда точно можно будет сказать: не будет вам экономического роста.
Источник: (автор - Д. Прокофьев) ДП